НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЕТЕРАНОВ
КОМСОМОЛА «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПЛОЩАДЬ»
75-летие
ПОБЕДЫ через:
Версия сайта
для слабовидящих
Областной комитет по подготовке празднования столетия организации ВЛКСМ
Наши реквизиты
Адрес: Россия, 603076, г. Нижний Новгород, ул. Героя Чугунова д. 13
Телефоны: 8 (831) 2-585-777, +7 (910) 39-36-297
E-mail: vlksmnn@yandex.ru
НООО: «Комсомольская площадь» (Нижегородская областная общественная организация ветеранов комсомола «Комсомольская площадь»)
ИНН: 5258126737
КПП: 525801001
ОГРН: 1155200002583
Р/сч: 40703810342000000803 в Волго-Вятском банке ПАО Сбербанк
К/сч: 30101810900000000603
БИК: 042202603
Наши партнеры
НООО "Комсомольская площадь"

Новости - НООО "Комсомольская площадь"

31 Июля 2017

Почему стихи нижегородского поэта Бориса Корнилова запрещали

Почему стихи нижегородского поэта Бориса Корнилова запрещали
Почему стихи нижегородского поэта Бориса Корнилова запрещали
Жизнерадостную песню «Нас утро встречает прохладой, нас ветром встречает река. Кудрявая, что ж ты не рада весёлому пенью гудка?» когда-то распевала вся страна. «Хит» из фильма «Встречный» (1932) был, можно сказать, народным гимном первых советских пятилеток. Песню, которую часто передавали по радио, представляли: «Музыка Шостаковича, слова народные».

Почему стихи нижегородского поэта Бориса Корнилова запрещали 
Жизнерадостную песню «Нас утро встречает прохладой, нас ветром встречает река. Кудрявая, что ж ты не рада весёлому пенью гудка?» когда-то распевала вся страна. «Хит» из фильма «Встречный» (1932) был, можно сказать, народным гимном первых советских пятилеток. Песню, которую часто передавали по радио, представляли: «Музыка Шостаковича, слова народные». И только в 60-е годы выяснилась правда: у этих стихов есть автор – нижегородский поэт Борис Корнилов. 
Семёновский Есенин 

В 1926 году в Ленинграде, в редакции комсомольской газеты проходило занятие молодёжной литературной студии «Смена». Новенький – коренастый парень в драповом пиджачке – нараспев читал свои стихи, по-волжски «окая». Стихи были про «синь семёновских лесов» в Нижегородской губернии, откуда он недавно приехал... 
Собратья по перу раскритиковали его вирши за подражание Есенину. И только тоненькая златоволосая старшеклассница Оля Берггольц новеньким заинтересовалась. «Он читал с такой уверенностью... что я сразу подумала: „Это ОН“», – вспоминала Ольга – тоже поэт и будущая «муза» блокадного Ленинграда. 

ЕГО звали Борисом Корниловым. «Он был некрасив, невысок ростом, малокультурен, – безжалостно и откровенно написала Берггольц о нашем земляке спустя годы, – но стихийно, органически талантлив..». 
...Он действительно был наполовину интеллигент, наполовину крестьянин. Хотя Борис родился 29 июля 1907 года в уездном Семёнове в семье учителей, но... «Я вот этими вот руками землю рыл и навоз носил, и по Керженцу и по Каме я осоку-траву косил», – писал он, подражая своему любимому поэту Есенину. 

Стихи Борис писал с детства: о природе, о пионерии и комсомоле, романтике Гражданской войны. Первым, кто заметил у парня талант, был журналист нижегородской комсомольской газеты «Молодая рать», приезжавший в Семёнов в командировку. Он опубликовал в своей газете несколько стихотворений семёновского самородка. 
Потом 18-летнего Бориса Корнилова по путёвке нижегородского губкома комсомола направили на учёбу в Ленинград – на Высшие искусствоведческие курсы. Холодная северная столица приняла «нового Есенина» очень даже тепло, его стихи стали печатать в ленинградских газетах.. 

«Сын сельских учителей... сразу привлёк к себе внимание певучими задиристыми стихами... Дарование у Корнилова оказалось самобытное, яркое, густое...», – вспоминал поэт Евгений Долматовский. 
В первый же свой ленинградский год Борис влюбился. В поэтессу Ольгу Берггольц, с которой познакомился в литгруппе «Смена». Хотя в Семёнове у него осталась первая любовь – одноклассница Татьяна. Он всё ещё писал ей нежные письма, но Ольгу старался видеть как можно чаще... 

«Был он очень настойчив, ревнив чудовищно, – вспоминала Берггольц. – Через год после первого объяснения я стала его женой». После свадьбы и рождения дочери Иришки Борис окончательно бросил учёбу – к большому огорчению своих родителей... 
Дневник его жены 
Ранний брак двух талантливых поэтов оказался несчастливым. Молодожёны поселились вместе с родителями Ольги, которые зятя-поэта сразу невзлюбили. Он метался в поисках заработков, периодически запивал и загуливал. Молодая жена, сидевшая с ребёнком, томилась в четырёх стенах. 

«Борька где-то пропадал всю ночь, – записывала Ольга в дневнике. – Пришёл пьяный, противный... Мать впадает в амбицию, Борис ходит рвать в уборную. Вот оно, семейное счастье! Какая, какая тоска... Как я ненавижу Борьку! Как хотела бы быть свободной...». 
К бытовым дрязгам добавлялась ревность. Ольга перехватывала письма, которые приходили Борису из Семёнова от Татьяны. Читала их украдкой и закатывала мужу сцены. «Она спрашивает, любит ли он её. И всякое. Каждая фраза мучит», – записывала Ольга в дневнике. 
Дело дошло до того, что в Семёнове, в родительском доме Бориса, Ольга устроила мужу «очную ставку» с его первой любовью. Заставила вернуть Татьяне все письма и кольцо, которое она когда-то ему подарила. Борис подчинился. Но и это не спасло его отношения с женой. 
Промучавшись два года, они навсегда расстались. Корнилова тогда выгнали отовсюду: из семьи и из Ленинградской ассоциации пролетарских писателей (ЛАПП). Взамен судьба ему послала новую любовь: 16-летнюю богемную Люсю Борнштейн, сбежавшую к поэту из родительского дома. 

«С Корниловым я познакомилась в Ленинградском Доме печати во время конференции ЛАППа, на которой он за свои кулацкие тенденции в поэзии был исключён, – писала потом Люся. – Его жена Ольга всеми силами способствовала этому решению. Она была убеждена, что для коммунизма Корнилов не созрел...». 
Люсю политические взгляды Бориса не беспокоили. А он хоть и писал про девушку: «Восемнадцатилетней дурью пахнет в комнате у меня...» – был с нею счастлив. Вдвоём они долго скитались по съёмным углам и питались в пивных бутербродами с килькой, пока литературная карьера Бориса не пошла в гору. 
Один я плохой... 
Пик литературной славы Бориса Корнилова пришёлся на 1934 год. На знаменитом Первом съезде советских писателей его стихи расхвалил не кто-нибудь, а секретарь ЦК партии Николай Бухарин. Это был пропуск в большую литературу. Когда Корнилов после съезда приехал в родной Семёнов, говорят, земляки встретили его на вокзале с оркестром... 
В то время уже вышел фильм «Встречный», и вся страна распевала корниловскую песню «Не спи, вставай, кудрявая...». В газетах обсуждали его поэму «Триполье» – о подвиге комсомольского отряда в годы Гражданской войны. Выходили сборники стихов Корнилова в издательстве «Молодая гвардия».... 

Но на вершине славы поэт пробыл недолго. Ещё в 1935 году его стихи каждую неделю публиковали в газете «Известия», где редактором был Николай Бухарин. А в 1936-м Корнилова вдруг перестали печатать совсем и исключили из Союза писателей – якобы за пьянство и скандалы. 
«Пиво горькое на солоде затопило мой покой. Все хорошие, весёлые – один я плохой», – горькие корниловские строчки, написанные в то горькое время. 

В 1937-м году опального поэта неожиданно арестовали. Перепуганная писательская братия в Ленинграде пересказывала разные слухи. 
«Когда за ним пришли – он читал. И до самого утра, пока они шарили и усердствовали, не повернул головы, просидел всю ночь, уткнувшись в книгу...», – записала мемуаристка Лидия Жукова. 
Жестокие слова оставила в своём дневнике обиженная Ольга Берггольц: «Борька арестован. Арестован за жизнь. Не жалко». За что он был арестован, на самом деле никто не знал. Но с тех пор никто из родных и близких никогда не видел Бориса живым. 

«До середины 50-х годов ходили слухи, что Корнилов спасся, живёт в лагере, – писал литературовед Лев Аннинский. – Оттепель положила конец легенде». В 1957 году выяснилось, что Бориса осудили и расстреляли. Якобы за связи с троцкистами и за антисоветские стихи. 
«Корнилова уничтожили, – писал Лев Аннинский. – Способ казни, обстоятельства, место погребения – засекретили. С трудом много лет спустя удалось выбить дату гибели: 21 февраля 1938 года...». 

В жернова трагедии попали и родственники поэта. Его отец, семёновский учитель, в 1938 году был арестован и умер в тюрьме во время следствия. Отсидела свой срок бывшая жена Ольга Берггольц, а их общая с Борисом дочь умерла в детстве от сердечной болезни. 
Дочка Корнилова от второго брака, от юной Люси Борнштейн, была воспитана отчимом и только в 23 года узнала, кто её настоящий отец. Сейчас единственная наследница нижегородского поэта, которую зовут Ирина Басова, живёт во Франции... 

Столько горя и страданий... Кому и зачем всё это было нужно? В 1957 году Бориса Корнилова посмертно оправдали и реабилитировали. Его стихи снова вернулись к нам: «Дни-мальчишки, вы ушли хорошие, мне оставили одни слова...»... Плакать хочется над его судьбой. 
...29 июля исполняется 110 лет со дня рождения нашего трагического и талантливого земляка.

Источник: Газета "Новое Дело"

Комментарии

Хотите оставить комментарий?

Пройдите процедуру регистрации
Концерт в Кремлевском дворце, посвященный 100-летию ВЛКСМ 28.10.18 г.
Поздравление милых дам. Агитбригада Нижегородского района
Последние комментарии