НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЕТЕРАНОВ
КОМСОМОЛА «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПЛОЩАДЬ»
75-летие
ПОБЕДЫ через:
Версия сайта
для слабовидящих
Областной комитет по подготовке празднования столетия организации ВЛКСМ
Наши реквизиты
Адрес: Россия, 603076, г. Нижний Новгород, ул. Героя Чугунова д. 13
Телефоны: 8 (831) 2-585-777, +7 (910) 39-36-297
E-mail: vlksmnn@yandex.ru
НООО: «Комсомольская площадь» (Нижегородская областная общественная организация ветеранов комсомола «Комсомольская площадь»)
ИНН: 5258126737
КПП: 525801001
ОГРН: 1155200002583
Р/сч: 40703810342000000803 в Волго-Вятском банке ПАО Сбербанк
К/сч: 30101810900000000603
БИК: 042202603
Наши партнеры
НООО "Комсомольская площадь"

Новости - НООО "Комсомольская площадь"

6 Марта 2020

"Кто мы, дети войны?"

"Кто мы, дети войны?"

Сравнительно недавно появилось это выражение. Дети войны – это те, кто родился с 1928 до 1945.

По сути это целое поколение.

Сейчас нам от 75 до 92 лет, и осталось нас немного. А к следующему поколению будет еще меньше.

Я родилась в 1938, значит мне сейчас идет 82й год.

Все те, кто из нашей семьи был участником войны или тружеником тыла, уже ушли из жизни. Осталась тетя, которой за 90 лет.

Я глубоко уважаю ветеранов войны, убеждена, что некоторых из них нужно было бы взять на полное обеспечение государства. А ведь некоторые и сейчас живут в ужасных условиях как показывает телевидение. Мы все перед ними в долгу.

Труженики тыла – это крепкая опора нашей армии в годы войны.

Наши родители работали на заводах, в колхозах, больницах. Главная цель – помогать фронту.

А мы, дети, по сути не видели детства, как это можно бы себе представить.

С 1939 до 1948 года наша семья жила в г. Саратове. Отец работал на авиационном заводе. Рядом шла Сталинградская битва. Мне было 3 года, когда началась война. Нас у мамы было шестеро. Завод сильно бомбили.

Что я могу вспомнить из детства? Жесткий голос из репродуктора: «Граждане, воздушная тревога!».

Это могло быть и днем, и ночью. А это значит, мама с бабушкой берут сумки с нашими вещами. На нас зимние пальто независимо от времени года. И – бегом в убежище, где сидели по несколько часов и слышали и свист, и грохот бомб, взрывы.

Никто не знал, останется ли после бомбежки наш дом или придем к развалинам.

До сих пор я не могу спокойно слышать сирену. Значит, бомбежка.

Или вспомнить, как мама возвращалась из магазина с хлебом, полученным по карточкам, а мы просыпались от запаха хлеба.

И сейчас не могу видеть брошенные куски хлеба. И все это детские воспоминания.

Помню небольшие, скромные новогодние подарки. Но все-таки это были подарки, которые принес Дед Мороз. Один пряник, одна конфета, половина вареной свеклы. А мы им радовались.

Помню и то, как наши воспитатели ходили с нами в госпиталь, где мы пели песни, читали стихи раненым. Они хлопали нам, а мы радовались.

Ярким воспоминанием осталось, как мама меня с сестрой взяла с собой в кино. Шел фильм «Два бойца».

Помню, как плакала мама, а потом и мы даже через много лет, когда звучала песня «Темная ночь». И сейчас, хотя прошло много лет, у меня текут слезы.

Часто дома не было света. Мы садились около печки, и мама нам пела разные песни.

А еще мне помнится один факт. Тогда нам казалось это естественным. Потом, уже став взрослыми, мы смогли оценить нашу бабушку.

Ее мужа репрессировали, потом мы узнали, что он умер во время допроса.

Но она до конца оставалась добрым, беспокойным человеком.

Дело в том, что недалеко от нашего дома работали пленные. Я не помню, что именно они делали. В основном это были венгры. Они показывали нам фотографии своих детей и плакали.

Нам их было жалко, хотя они были врагами. Бабушка говорила: «Несчастные люди, не знают, что творят». Как в ней при всем горе хватало жалости и сочувствия - сказать трудно.

И когда появилось много нищих, мама с бабушкой тоже помогали им, хотя у самих была большая семья.

Теперь я понимаю, что они, не подозревая, давали нам уроки доброты, сострадания, человечности.

Сейчас, когда говорят слово война, я почему-то вспоминаю только темное время – ночь, вечер. И жуткий до дрожи звук сирены.

Саратов не был оккупирован, но жизнь была тяжелой. Так сложилась жизнь нашей семьи, что мы всегда жили рядом с авиационным заводом, хотя и в разных городах.

Звуки самолетов в годы войны и потом мы научились различать. Папа приходил домой не часто, уйти было невозможно.

Хорошо запомнился один факт.

Во время новогоднего утренника (это было в 1943 году) к нам в садик пришли военные. Их было трое. Форма для нас незнакомая. Мы очень испугались и побежали к нянечке, чтобы она нас спасла – боялись, что сейчас нас будут убивать. Но военные улыбались.

Оказалось, что они привезли нам в подарках шоколад. Всем летчикам он полагался в пайке, они собрали и отнесли в детские сады. Это были (как мама потом рассказала) летчики французской эскадрильи «Нормандия – Неман». Они получали на заводе новые самолеты.

Удивительный факт.

Почему я обо всем этом рассказываю? Мне кажется, что нужно собрать все воспоминания людей моего поколения.

Да, мы не были на фронте, не стояли у станков, но война нас коснулась.

Дай бог нашим ветераном здоровью, бодрости. Но время никого не щадит. Через 5-7 лет не только ветеранов, но и нас останется совсем мало. Кто еще потом расскажет о войне через детские воспоминания? А они бывают очень острыми, яркими.

Это нужно не нам, а, наверное, нашим потомкам, просто нашей стране.

Именно дети войны – последние свидетели этого времени.

Да, мы не герои, не совершали подвигов.

Но мы выжили, и память наша живет. Нам нельзя забывать. Мне хочется предложить моим ровесникам, детям моего поколения, собрать свои воспоминания, чтобы этот документ был документом эпохи, о нашей жизни. Этого просто не должно быть больше. Наша главная задача в том, что мы выжили стараниями наших родителей.

Пока мы живы, мы должны это сделать.


Администрация МБОУ "Школа № 66"

Комментарии

Хотите оставить комментарий?

Пройдите процедуру регистрации
Концерт в Кремлевском дворце, посвященный 100-летию ВЛКСМ 28.10.18 г.
Поздравление милых дам. Агитбригада Нижегородского района
Последние комментарии